Краснодарский краевой суд. Новости по делу Константина Кушнаренко

10 августа в Краснодарском краевом суде состоялось второе судебное заседание по уголовному делу Константина Кушнаренко, обвиняемого в убийстве своих родителей.

Как рассказывало наше издание, шеф-редактору Интернет-издания «Россия криминальная» и спецкору-криминалисту Межгосударственного журнала «Мировое сообщество» Альберту Гаямяну из-за некой «технической ошибки» не удалось участвовать в качестве слушателя в прошлом судебном заседании, состоявшемся 5 августа.

Он просидел за дверью зала судебных заседаний, так как якобы секретарь судебного заседания забыла о его присутствии. Подробности с предположениями произошедшего в материале «Краснодарский краевой суд. Репортаж у двери зала судебных заседаний».

Вот, как прокомментировал А. Гаямян итоги второго судебного заседания по делу:

«С середины 90-х годов я присутствовал на различных судебных разбирательствах по гражданским, уголовным, административным и арбитражным делам. Федеральный судья Роман Владимирович Федоренко поразил меня своей корректностью. Возможно, конечно, он не всегда именно так проводит процессы, но в данном случае был высший пилотаж судейства. Не судья, а отец родной. Причём для всех участников процесса, даже слушателей.

Подсудимый из «аквариума» подмигивал и улыбался слушательнице, о которой я расскажу позже, два свидетеля путались в показаниях, гособвинитель дважды заявлял о наличии противоречий между нынешними показаниями и теми, что были даны в январе, сразу же после убийства. Показания сверялись и уточнялись.

Полицейские-конвоиры обыденно слушали показания свидетелей по делу. Один из них с интересом смотрел видеоролики в своём телефоне. Он даже уснул и с грохотом выронил из руки телефон на мраморный пол.

Я слушал, записывал и размышлял о совершённом преступлении, выстаивая различные версии произошедшего:

Версия первая. Константин Кушнаренко, в прошлом сотрудник ФСБ России, действительно, в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения убил своих родителей — достойнейших и уважаемых людей, принимавших активное участие в деле возрождения казачества.

Версия вторая. Об этом ходит много слухов. Алексея и Светлану Кушнареко убивали на глазах их сына — Константина, которого сейчас судят за это же преступление. Якобы он смертельно напуган убийством родителей и угрозами, что то же самое проделают с ним и его малолетним сыном. Якобы именно поэтому Константин взял вину на себя.

Версия третья. Константин, убив родителей, присвоил крупную денежную сумму, которая хранилась у его отца. Деньги находятся у близкого ему человека, который тратит их часть на комфортную жизнь подсудимого в СИЗО, именно поэтому подсудимый выглядит как лощённый курортник (читайте статью «Краснодарский краевой суд. Репортаж у двери зала судебных заседаний»).

Версия четвёртая. Константин знает людей, которые убили его родителей, его никто не запугивал, к преступлению он не имеет какого-либо отношения. Он взял на себя данное преступление, чтобы получить крупную сумму денег после реализации родительского имущества.

Есть и другие маловероятные версии. Их озвучивать я пока не буду. Что произошло на самом деле пока не ясно. Однозначно лишь то, что, увидев меня, подсудимый занервничал (я был знаком с ним и с его покойными родителями), он кивнул мне головой и старался больше не встречаться со мной взглядом.

Меня представили как представителя СМИ, но моё присутствие в зале не повлияло на поведение Константина Кушнаренко. О своей невиновности он не заявлял, и тихо соглашался с происходящим…

Дата следующего судебного заседания по делу пока не известна, так как судья заявил о том, что участникам процесса об этом сообщат позже.

А нам остаётся лишь предполагать, какая из четырёх вышеназванных версий является истиной.

Гарри Гарин, «Россия криминальная».

Оставьте свой комментарий

Оставьте комментарий
Ваше имя